Истории 2004-2005 и некоторые старые, но всё равно смешные. Дост

ИСТОРИИ 2004-2005 и некоторые старые, но всё равно смешные.Достоверность почти 100%. :-)

От составителя: считаю долгом предупредить об известном принципе, заключающемся в невозможности выкидывания слов из песни. Иначе говоря, текст содержит ненормативную лексику. Авторам: тексты взяты в основном из Интернета, если вдруг где-то нарушены ваши права, имейте ввиду, что это не злонамеренно, свяжитесь со мной с целью восстановления статус-кво.

Life is stranger than fiction.

В. Гайдуков

Приятель рассказал, его друг на экзаменах в мед. вузе написал: «Больной в постели активен часто меняет позы», и еще он потом отвалил — «при осмотре наружных половых органов нарушений не выявлено — яйца в мошонке». Экзаменационная комиссия ржала до слез.

* * *

Вчера после работы, часов в районе 12 ночи ловлю машину на Садовом кольце. Минуте на пятой процесса останавливается большой черный мерс, открывается окно, через которое видно нечто гориллоподобное и соответствующий внешности голос спрашивает: «Сколько?». Я честно говорю: «Измайловская, сто». Повисает минутная пауза и голос переспрашивает: «Чего?». Ну, думаю, глуховат товарищ и повторяю место и сумму. Снова повисает пауза, потом сильно изменившийся голос застенчиво так интересуется: «Девушка, простите, а измайловская — это как?». Объяснить ему, что Измайловская это не «как?», а «где?», мне удалось только минут через 5, когда мне, наконец удалось прекратить смеяться. Зато потом до дому довез совершенно бесплатно.

* * *

…Тихая московская улочка. Легкий морозец. Небольшая ямка — работяги что-то роют. Т.е. в данный момент не роют, а греются: рядом стоит бортовой грузовик, на нем — маленькая железная будочка полтора на полтора метра, внутри, очевидно, печка-»буржуйка», наружу торчит самоварная труба, из которой идет дымок, наполняя округу таким домашним и деревенским запахом печки… Идиллия!

Но рядом — школа, и злые дети. Один из них залезает на борт грузовичка (водитель, видимо, тоже в будке), подтягивается, и что-то опускает в трубу, после чего улепетывает на снежную горку к остальным. Несколько секунд тишины и напряженного ожидания (интересно и прохожим, даже солидный «Мерс» притормозил). Мощный взрыв, слегка приглушенный железной коробкой — петарда явно была немаленькой. Через пару секунд открывается дверь будки, из нее буквально вываливаются, в клубах порохового и дровяного дыма, трое в дымящихся телогрейках с налипшими, как медали, кусками колбасы. Улица наполняется густым и смачным матом, которого я не слышал со времен службы в стройбате. Сквозь него пробивается заливистый и добрый детский смех…

* * *

Некий морг при Киевском медвузе. Охранник дядя Вася дежурит на Новый Год. Ему скучно. С бодуна первого числа он выпивает — но! пить одному некруто. Дядя Вася снимает с полок пару жмуриков (!) и сажает их за стол (!!). Ставит рюмки, бутылку, дает им в зубы по бычку… Выпивает свое, выпивает «ихнее» и приходит в хорошее настроение. Приносит карты, листок, расписывает сам с собой «пульку»…

Утром второго числа приходят сдавать экзамен студенты-медики. Боду-у-ун… Видят свет, входят — - — жмурики… И «пулька» расписана ! Девушки нервничают. Но в общем народ, конечно, подозревает некий прикол. Начинается обсуждение… И тут с полки для жмуриков встает «труп» дядя Вася:)))

* * *

Две девочки, явно школьного возраста, разговаривали. У них в школе на елку Дедом Морозом пригласили не профессионального актера, а просто какого-то паренька. Помимо всех прочих словей в сценарии были и такие:

- Седовлас и красный нос, кто я, дети?

На что дите должны были радостно ответить:

- Дед Мороз!

Как это обычно и бывает в таких случаях, у паренька, т.е. Деда Мороза заглючила оперативная память и он выдал:

- Красный нос и седовлас, кто я, дети?

Ессно, тут же нашлось молодое дарование, которое и подсказало заветноеслово.

P.S. Поскольку разговаривали девчушки довольно громко, т.е. на весь троллейбус, и тут не обшлось без вундеркинда (правда, в годах и крепко выпившего). Ржач стоял такой, что троллейбус остановился, а девчушек пулей вынесло на следующей же остановке.

* * *

Телефонный pазговоp

- Ало, ало, пожаpна? Сpочно пpиизжайте — гоpит.

- Адpес?

- Геpцль 34 кв. 12

- Геpцль? Это где?

- Та навпpотив шyка.

- Hапpотив чего?

- Та шyка! Ви шо, на шyке не бyли?

- Говоpите конкpетно. Какой это pайон?

- Та Ромема ж! Гоpить. Хватит там pасспpашивать, пpиезжайте а потом я вам все pаскажy.

- Hо кyда? Адpес?

- Так я ж сказала — Геpцль, шоб он сдох, 34.

- Как тyда ехать?

- Та шо там ехать. Пешком можно пpойти. Это ж в центpе. Давайте сpочно.

- Как к вам пpоехать?

- Та нам вси автобyси ходять.

- Мы не знаем, где это . Это что, новий pайон?

- Та який там новый! Такий большой дом, полно маpоканцив.

- Каких еще маpоканцев?

- Та маpоканских. Ви шо, маpоканцив не бачили? Чоpние такие y тpyсах. Златая цепь на дyбе том. Кpичать все вpемя.

- А, гpyзины?

- Та яки там в биса гpyзины? Маpоканци! Hy мyзика y них такая занyдливая — дpин дpин .

- А, казахи?

- Та идить ви в жопy с вашими шyточками. Hашли вpемя. Вы пpиедете или нет?

- Hо мы не знаем такой yлицы.

- Hy едете по Яфо, своpачиваете налево и ось вам Геpцль.

- По Яфо?

- Hy а як же еще? Яфо це ж центpальная yлица ее вси знають.

- Ви откyда звоните?

- Та из домy ж и звоню. Гоpить все.

- Говоpите конкpетно как к вам пpоехать

- Та я ж сказала — по Яфо и налево. Вам любой скажет.

Геpцль. Вы шо, пpо Геpцля не слышали. Hy с боpодой, обещав всем счастливyю жизнь.

- А, Маpкс?

- Та який там Маpкс? Ви довиябyетеся шо все сгоpить. Ви едете чи не?

- Пpоспект Маpкса 34 ? Здесь никакого пожаpа нет.

- Засyньте вашего Маpкса себе в пожаpнy машинy. Я говоpю Геpцль, а вони мене Маpкса тычyть. Та на биса нам тyт здався ваш Маpкс! Hам свого Геpцля хватае. Спасите! Пожаp!

- Подождите. Мы подняли в воздyх пожаpные веpтолеты. Hикге никаких следов дыма не обнаpyжено.

- Та шо ви там, ослипли! У нас весь дом в димy.

- Женщина вы вообще тpезвая?

- Hy випила, а шо низя? У нас тyт водка по 6.50 — пей не хочy.

- Это где же вы нашли водкy за 6.50?

- Та y нас в маколете.

- Где?

- Hy в лавке. Я пошла за водой, такая жаpа, дай дyмаю захвачy бyтылкy Голди. Може до мене ктось пpийде, може я кyдись пойдy. Hичего водка, пить можна.

- Погодите, какая жаpа?

- Та гpадyсов 30, я ж не меpяла.

- Как 30? Да на yлице дождь пpоливной идет.

- Та шо ви такое говоpите? Раньше Рош А Шана дождя не бyдет.

- Раньше чего?

- Та Рош ашана. Hовый год. Чеpез месяц.

- Как чеpез месяц? Еще полгода до Hового года.

- Так то по-нашомy. А по-ихньомy, по-жидовськомy вже новый год!

- Погодите, вы кyда звоните?

- Та y пожаpнyю ж!

- Какого pайона?

- Та скоко вам pаз повтоpять — Геpцля, шоб его на том свете в костpе ваpили, как он нас сюда заманил.

- Кyда?

- Та кyды ж? Сюди!

- Вы из какого гоpода звоните?

- Та с Иpyсалимy, шоб он сгоpел.

_ А чего ж вы в Киев звоните?

- А кyди же мени звонить, як они тyта человечеського языка не понимають. Так вы им позвоните и по-своемy, по-пожаpномy объясните.

Гоpить!

* * *

История очень древняя и дошедшая через десятые руки.Будем считать ее urban legend.

Итак, 80е годы, главный герой в один празник сначала немного принял ‘на горке’ на улице Архипова, затем хорошо так продолжил у кого то на квартире. Затем заполночь, отказавшись от помощи вышел на улицу… провал в памяти… Картина вторая. Главный герой открывает глаза и обнаруживает себя лежашим в каком то помещении, оказавшемся отделением милиции. Рядом стоит парочка милиционеров и от души хохочут. У него под головой заботливо сложенная милицейская шинель(!!!!) Менты просто ухихикиваются, и видя что клиент очнулся, заботливо спрашивают о самочувствии.

- Да все хорошо- отвечает главный герой, — а че случилось то?!

- А ты совсем не помнишь?- весело интересуется один и ментов.

- Не, ничего- отвечает главный герой , жадно глотая предложенную воду.

- Просто, среди ночи ты подошел к нашему патрульному «козлику», неверной рукой отворил пассажирскую дверь. Вытащил(!) за рукав сержанта, сел в машину и толкнув в плечо водителя произнес одно слово — Домой!

Таки потом отвезли, и предлагали ‘заходить еще’

* * *

В общем, произошла у нас в универе такая вот история:

Как известно, профессора ждут 15 мин., доцента 10, аспиранта не ждут вообще… Так вот, первую пару у нас должен был вести один очень и очень не хороший препад. Но как это водится, как-то он немного задержался. Подождав мин. десять толпа студентов из 7 человек начинает быстренько сваливать узким коридором. Вдруг за углом раздаются шаги. Ну так как народ уже настроился пойти выпить пива вместо нудной лекции, все быстро и дружненько сворачивают в мужской туалет (от греха подальше, мало ли кто из-за угла выйдет).

Дальше я лично наблюдал в щелочку:

Из-за угла вылетает препад, весь в мыле вваливается в аудиторию, а там — никого. Пусто, как на кладбище ночью. Он постоял секунд десять, потом извлек фразу, которую здесь приводить не рекомендуется, плюс что-то на счет отставания от графика… и чтобы вы думали? Да, направился прямиком в туалет. Надо заметить, что кабинки у нас не запираются, а только плотно закрываются. Так вот, вся это толпа студентов (6 пацанов и девушка) в панике нычкуются в первую попавшуюся кабинку. Я запихиваюсь последним и крепко держу дверь рукой. Дальше все разворачивалось очень стремительно: Препад влетает в туалет и дергает ручкой нашей кабинки на себя, надо заметить сильно дергает (видать хорошо приспичило). Под действием такой силы дверь кабинки распахивается и его взору предстает картина: его группа в составе семи студентов жмется по краям кабинки, упорно пытаясь не вступить в очко, и при этом не дыша. В центре, спокойно, расставив ноги над очком, стоит девушка. Видя лицо препода она, чисто инстинктивно, произносит (как в рекламе твикса) коронную фразу: «Здрасте». После чего я силой захлопываю кабинку.

Надо было видеть лицо препада. Он зашел в соседнюю кабинку и еще долго стоял колом, явно пытаясь переварить увиденное.

* * *

Вот многие уже знают, что в левом плечевом суставе у меня находится титановый имплантант. На рентгеновском снимке виден как металлический шарик, от которого расходятся крючки, каждый из которых воткнут в какую-нибудь кость, коими изобилует плечо русского человека.

Появился он там в результате перенесённой операции. Нахуй я её делал, я вам не скажу, а лучше поведаю о самом процессе.

Есть в Казани такое заведение — Научно-исследовательский Институт Травматологии и Ортопедии. Свозят туда разнообразно покалечившихся людей лечиться. Пока я там лежал две недели и готовился к операции, массу всего интересного увидел. Каких только калек нет! Привозят на скорой, натурально, кусок мяса. Где у него руки, где ноги — совершенно непонятно. Всё это дело лежит на носилках и орёт. Или уже не орёт. Кости в разные стороны торчат, кровища хлещет, дюжие мужики носилки в операционную заносят. После многочасовой операции, вывозят забинтованное нечто. Проходит дня три-четыре, смотришь — вроде, человека собрали. Ну, руки нету, или ноги, или и того и другого — но ничего, моргает, по сторонам озирается. Грустит, понятное дело. Хуёво без руки-то. А хуль, кругом все такие. И буквально за неделю восстанавливается человек в таком обществе. Весь, блять, в гипсе-бинтах, еле двигается, ан — выполз в курилку, сигареты стреляет, анекдоты травит, медсестру за жопу ущипнуть пытается! Живуч человек, ей-богу, очень живуч.

Или вот в корридоре лежал пациент. В гипсе от шеи до пят. Перелом тазовой кости, или как там она называется. Которая в жопе, короче. Друг, говорит, по пьянке пинка дал. Жопа — хрусть, и пополам. Весёлый мужик был, всё байки травил. Друг его, видимо, тоже нескучный такой парняга.

Были там ещё два занятных кекса. Два малолетних гопёныша. Оба лежат с какими-то сложными переломами рук-ног. Подружились в больнице. Как-то раз, спиздили они где-то спирта. Выпили. Не поделили последний стакан. Тот, кому меньше налили, другого костылём — хуяк. Другой тоже в долгу не остался — у него тоже костыль был. Отхуевертили друг друга за милую душу. Все швы разошлись, переломы пооткрывались, и новые ещё появились. Наутро их обоих в операционную, снова всё зашили, в разные палаты расселили. Через две недели оба снова ходить могут. Встретились, помирились. По такому поводу спиздили спирта. Последний стакан не поделили. Дальше, догадываетесь, что было? Сколько там всего они друг друга так пиздили, не знаю, я выписался раньше. Возможно, до сих пор там лежат.

В какой-то момент и меня на операцию повезли. Операция — это, друзья, дюже прикольное дело. Операционная — здоровенный такой зал. Там два стола. На одном — я лежу. В другом конце комнаты — ещё какой-то мужик лежит, ждёт, пока его резать начнёт другая бригада хирургов. Подключили меня к куче каких-то приборов, капельницу в вену засунули, свет врубили. Лежу, хорошо, слушаю, как электроника попискивает — пульс мой, значит, озвучивает. Врачей — до ебёной матери: два хирурга, ассистентов человек пять, анестезиолог. Хули, операция длинная, часа три, там и патологоанатом может пригодиться.

Стали мне наркоз делать. «У тебя,» — говорит анестезиолог — «случай сложный, кость сверлить будем. Поэтому наркоз сделаем сначала местный, а потом ещё и общий, чтоб больно не было. Сейчас я буду иглой искать у тебя основание нерва и введу туда ледокаин. Как только я коснусь основания нерва, ты почувствуешь, будто тебя слегка током ударило. Ты мне скажи сразу.» Ладно, говорю, немедленно же сообщу. Берёт анестезиолог шприц с иголкой — бля, я ебёшь, сантиметров 20 длиной, не меньше, и ка-ак заебенит мне её со всей дури в шею. А не больно ни хуя, потому что она ледокаином смазана. И чего-то там ковыряется у меня в шее, нерв, значит ищет. Я внимание сконцентрировал, жду, когда меня легонько током ударит.

И тут ка-а-а-к ебанёт только. Вы когда-нибудь пальцы в розетку совали? Так вот, это хуйня по сравнению с тем, что я почувствовал. Будто по мне вольт тыщу пустили. Я аж подпрыгнул весь. Анестезиолог обрадовался: о, грит, ништяк! нерв нашёл! И туда мне ледокаин впрыскивает. А я гляжу на мужика, который своей очереди ждёт. Тот явно от моих воплей поднапрягся как-то…

«Лежи,» — говорит анестезиолог — «жди, щас у тебя плечо неметь будет.» Лежу. Немеет. Только нихуя не плечо. Кисть. О чём я анестезиологу и сообщаю. «О!» — грит — «это я промазал децл, не тот нерв заморозил. Хуйня, ща ещё раз попробуем!». И новый шприц готовит. Та же процедура — в шею иглой хуяк, чо-то ковыряет, током — ёбысь!, я чуть ли не до потолка подскакиваю. Мужик на соседнем столе совсем уже охуел и явно съебаться норовит. Тут у меня и плечо онемело, и кисть, и половина ебальника впридачу.

«Ща,» — заявляет анестезиолог — «будем тогда тебе общий наркоз делать.» Берёт здоровенную ампулу, пиздец, на пол-ведра наверное, набирает шприц, и в капельницу это дело мне хуярит. Жди, грит, ща заснёшь. Ну, я жду. Глюки пошли. Писк аппарата, который за пульсом следит, стал не монотонный, какой-то ритмец появился весёленький. Птички защебетали, музыка заиграла. Какие-то деревья кругом выросли, стол поднялся, поплыл куда-то. Кайф, красота! Последний глюк, который помню — среди врачей со строгими ёблами стоит негр и тоже ножик в руке держит. Потом я и не помню ни хуя.

Прихожу в себя в палате. Весь, блять, в бинтах, гипсе, какие-то трубки из меня торчат во все стороны, башка болит, плечо болит, хуёво — пиздец. Чего-то мне ещё вкололи, и продрых я ещё целые сутки.

Дня через три с грехом пополам смог встать. Пошёл в сортир по стеночке. Мутит всего, покачивает. И тут мне на встречу тот самый негр из глюка наркотического. Я чуть не обосрался от страха. Нихуя себе, думаю, приход. Третий день не отпускает! Потом объяснили: оказывается, работает он там. Врачом. Обычный такой Матумба, лечит людей, ноги им отпиливает. Может жрёт их потом, хуй его знает. Но предупреждать же надо, ёлки-палки.

Потом анестезиолог ко мне в палату пришёл. Спросил, как себя чувствую, какие-то колёса прописал. И поинтересовался эдак вежливо, не увлекался ли я по молодости разными там таблеточками, ну, димедрольчиком там, антидепрессантами. Ну, было дело, говорю, пару раз. Я, говорит, так и понял. На вас, наркотов ёбаных, наркоз медицинский хуёво действует. Ты ж, говорит, не спал ни хуя. Песни пел. По-русски, по-английски и по-немецки. Очень, говорит, душевно поёшь. Истории какие-то рассказывал смешные. Хирург, говорит, так смеялся, что чуть тебе лишнего не отрезал. И всё, собака такая, помощь предлагал. Зажимчик подержать, косточку какую выломать. Заебал, говорит, всех очень, но и повеселил. Сдружились мы с анестезиологом. Я ему потом компьютер починил, а он меня за это спиртом напоил и посоветовал сестру Алёну не ебать, потому что она блядь, всем даёт, а ему не даёт. Я из содидарности обещал с Алёной никаких дел не иметь.

Потом, конечно, хуёво было. Три месяца в гипсовом корсете. Плечо ещё месяца два постоянно болело. И где-то года два не мог на левом боку спать и рука не работала левая. Ну да это хуйня, потому как работаю я головой, а дрочить и правой можно. Даже сподручнее. Сейчас почти уже всё восстановилось, за 4-то года, и левая рука поднимается почти также, как и правая, только слабее она значительно и резких движений делать нельзя. Только шрам на память остался на плече.

От Клюва

* * *

История эта довольно старая, и возможно, что те из вас, кто учился азбуке по букварю, а не по клавиатуре, ее когда-то слышали… А для остальных, может, и внове будет.

Итак, дело было еще задолго до перестройки. Юному поколению трудно представить, что ТОГДА значили «загранкомандировка», «выездной», Березка, чеки Внешпосылторга… О-о, люди, работавшие или хотя бы регулярно выезжавшие за границу — это была… каста. Соответственно, по тем временам они считались… ну, состоятельными, скажем. И понятно, что дома у них было всякой всячины заграничной, о многом из чего тогда слыхом не слыхивали. В частности, наряду с серьезными вещами, типа мебельных гарнитуров и магнитофонов «Грюндиг», привозили кучу всяких безделушек, все, что в Париже вкус голодный, полезный промысел избрав, изобретает для забав, для роскоши (Сopyright (С) А. С. Пушкин). Если кто помнит, привозили всякие смешные рожицы из губчатой резины, кляксы, сползающие по стеклу, короче, всякую фигню. В частности, популярны были такие хохотунчики — забавные хреновины, внутри у которых был спрятан то ли механизм какой, то ли простенькая схемка… Короче, когда на нее нажмешь — раздавался громкий заразительный смех. И вот как-то один из таких выездных, из дальних странствий воротясь, заходит к себе домой и видит в гостиной, в роскошном своем кресле — хладный труп. Рядом аккуратно так приготовлены на вынос наиболее ценные вещи из гардероба, серванта… ну, в общем, понятно, что в таких случаях готовят на вынос. Ну, туда-сюда, милиция, скорая, стали разбираться… Выясняли, что труп при жизни был известным домушником, за которым до этого изрядное время уже менты гонялись. А смерть у матерого рецидивиста наступила от разрыва сердца. Проще говоря, от испуга. В конце концов восстановили и более-менее правдоподобную последовательность событий. Итак, представьте: вот вы ночью аккуратненько забрались в пустую квартиру и даже уже успели ее обчистить. Темно, тихо, все путем прошло, так что можно на дорожку присесть, типа, не забыли ли чего. И в этот момент из-под жопы раздается жуткий хохот. На хохотунчика мужик уселся…

* * *

Случай из жизни. Собралась как-то на квартире веселая компания, каждой твари по паре, выпили, закусили и разбрелись по комнатам парами. Одной паре в качестве брачных апартаментов пришлось расположиться в столовой, у накрытого стола. Стали они паровозиком, и занялись любовью. Да вот беда, у парня с перепоя не стоит, а подруга торопит. Ну, парень, не долго думая, взял со стола сосиску и засунул… Сосиска теплая еще, девчонка, не видя подвоха, притащилась, и говорит парню:

- ВАСЯ, ВЫКЛЮЧИ СВЕТ.

Парень, добрая душа, не долго думая, бросил все и пошел к выключателю!

ДЕВУШКА ПОСЛЕ ЭТОГО ПОСЕДЕЛА…

* * *

Сегодня программер рассказал. У него в Чебоксарах (или Челябинске? по звyчанию что-то вроде этого) родственник в больнице работает. Слyчай: Привозят мyжа и женy, жена — с крyглым ожогом почти на всю спинy и огромной гематомой на затылке, мyж — с надкyсанным членом. Как только отошли — мат-перемат… Развезли по палатам, мyжикy повязочкy с мазями, а попyтно раскрyтили — что же слyчилось.

Мyжик: «Прихожy вечером домой, поел и спать. А тyт такое жена yстраивать начала… Давно такого не помню… Поспали часа два, а потом снова… Я то yже спать не могy, а жена вздремнyла… Дай, дyмаю, приятное сделаю — блинов нажарю…»

Часа через два жена проснyлась, не найдя мyжа пошла на кyхню, и yвидела там его. Ей стало так приятно, что он ради нее не свет не заря блины жарит, что решила ответить тем же — сделать минет. Все бы хорошо, но вот только в самый ответственный момент мyжик решил броском блин перевернyть, да сил-то и не рассчитал — прямехонько на спинy к жене и yронил. Она, естественно, прикyсила то, что во ртy было, за что сковородкой по голове и полyчила…

Так что нежность и благодарность — тоже вовремя выказывать нyжно…

* * *

Умирать нехорошо

Жил да был в городе Одинцове один алкоголик. Самый обычный, каких тысячи. Хочет — пьет, не хочет — тоже пьет, вытрезвитель — дом родной, жена — мегера. Как раз с жены-то все и началось. После очередного семейного скандала и огребания скалкой по макушке решил наш алкаш, что жизнь не удалась и решил повеситься. Отправился в сарай, достал веревку, но в последний момент пожалел себя и продел веревку подмышками. Жена заглядывает в сарай — муж висит и покачивается. Ну, конечно, крик, шум, слезы. Соседка прибежала. Женщина сама снять мужа не может — отправилась за милицией. Муж глазки закатил, а сам висит, злорадствует… Тем временем соседка, которая осталась в сарае одна (не считая «покойника») полезла к хозяйскому салу, что лежало тут же. Алкаш не выдержал такого нахальства, да и подал голос:

«Манька, не тронь сало!» Та только: «Ах-х…», — и на пол осела.

Прибегает жена с милиционером. Он, конечно, первым делом веревку перерезал, а повешенный, чтобы на пол не грохнуться, обхватил сержанта… Нервы у молодого милиционера не выдержали, и он тоже лишился чувств. Однако финал сей истории получился трагическим. Соседка Манька скончалась от сердечного приступа, а алкаш отправился на два года в места не столь отдаленные.

* * *

Одна девушка училась в мединституте на хирурга, и естественно, что летом ее направили на практику в местный медгородок в хирургическое отделение. Однажды ей пришлось ассистировать на операции удаления аппендицита (ну, там, щипчики всякие подавать, обрезки принимать…) Надо заметить, что «клиентка» попалась не худенькая. Опытный хирург привычным движением рук вынул все внутренности, отрезал что надо, почистил, стал складывать обратно, и тут появилась маленькая проблема: один пласт подкожного жира никак не хотел никуда укладывалься. Врач его и так приложит, и эдак, а его как будто тут и не было! Хирург ненадолго задумался, и со словами: «Ааа, хрен с ним!…» отрезал этот шматок, повернулся к практикантке и, улыбаясь, шлепнул его ей на спец. поднос со словами: «Держи! Картошку дома пожаришь!» Звук падающего тела, звон подноса…

* * *

История из жизни больницы скорой помощи Фрyнзенского района города тогда еще Ленинграда. Дело было в глyхие и непотребные доперестроечные времена, точнее — в начале 80-х.

В больнице объявился некрофил. Не дело. Точнее, дело. Подсyдное. Гнилое и мрачное. Единственное, до чего доперло следствие, вместо работы жравшее халявный спирт, что некрофил — кто-то из своих. Решили добрые эмведешники yстроить на него засадy, благо привезен был недавно свежий женский трyп (то ли шлюха голосовала тачкy, то ли спyтала КРАЗ с клиентом — только покойница была достаточно целая и, говорят, весьма привлекательная). Послали в засадy двоих омоновцев-осназовцев, здоровенных, со шкаф, парней. А где засада? В морге, разyмеется! Морг. Холодно. Темно. Покойники крyгом. Страшно. Что делают наши омоновцы-осназовцы? Правильно, берyт с собой однy-две-три-пять-десять бyтылок водки, по потребностям двyх здоровенных, со шкаф, парней, омоновцев-осназовцев. Сидят. Морг. Холодно. Темно. Покойники крyгом. Страшно. Понятное дело, эти однy-две-три-пять-десять бyтылок водки неторопливо и потребляют, начиная потихонькy забывать, за каким рожном вообще сюда приперлись. Тyт загорается свет, входит какой-то мyжик и начинает пристраиваться к этой самой шлюхе, которая на грyдь Жигyля приняла. Что делают наши бравые омоновцы-осназовцы? Они вспоминают!!! Зачем сюда приперлись, и в их совершенно никаких после одной-двyх-трех-пяти-десяти бyтылок водки мозгах проявляется свежая мысль — надо брать!!! Ура!!! А как? Старший просто встает на нетвердых ногах, хватает автомат и выпyскает в потолок длиннющyю, на весь рожок, очередь. Грохот, дым, стекла летят, штyкатyрка, гильзы и хриплое «Ма-а-а-ать!» крyтого омоновца-осназовца дают такой эффект, что мyжик прямо на трyпе кончается. А прибежавшемy на звyки представления начальствy своемy и больничномy омоновец-осназовец в страшной амбиции заявляет:

- ВЫ ПОСМОТРИТЕ, ЧЕМ ТУТ У ВАС ПОКОЙНИКИ ЗАНИМАЮТСЯ!!!

* * *

Эту историю рассказала одна моя знакомая несколько лет тому назад. Стоит она в очереди (типичное занятие тех лет) за какими-то продуктами с маленьким сыном. Стоят долго и тот начинает (от скуки, конечно) просвещать маму.

- Мама, хочешь скажу тебе немецкое (!) ругательство?

- Нет. (Кругом толпа и молодой интеллигентной маме неудобно перед окружающими уже за сам факт такого вопроса)

- Нет, я скажу!!! (Начинает распалятся)

После нескольких минут перепалки мама окончательно понимает, что приближаестся минута позора, что сын сейчас все-таки скажет это ужасное роковое слово и тем самым скомпрометирует и маму, и всех родственников. Она быстро отводит сына в сторону и разрешает ему тихо на ушко произнести ужасное слово. Когда оказалось, что слово достаточно нейтральное (Ублюдок), успокоенная мама возращается к очереди. И в этот момент сынишка громко, на весь магазин выдает

- А по русски это значит ХУЙ!!!

* * *

Довелось мне в начале восьмидесятых лежать в больнице с переломом ноги. Скучно не было. Народ в палате подобрался с чувством юмора; можно сказать — душевный. Каждая травма, в том числе и вашего покорного слуги, достойна была отдельного рассказа, смешного и поучительного, с претензией на Дарвиновскую премию. Только один изрядно поломанный парнишка упорно отмалчивался. И так, и этак раскручивали — молчит. Но — вода камень точит — раскололся парень! Оказался он курсантом летного училища, их на практику посылали опылять с кукурузников поля Родины. Летали по двое, а как освоились и запарка началась — по одному.

Далее — от лица пилота:

«Взлетел я очередной раз, набрал высоту, и тут спохватился – забыл удовлетворить на земле малую нужду. Приспичило, в общем. Для таких случаев летуны используют гигиенические пакеты, кои потом выкидывают за борт. Хвать — как на грех, ни одного пакета! А уже припирает. Открыл дверь в салон — лежит стопочка в самом хвосте! Автопилота в АН-2 нет. Ладно, думаю, если быстро до хвоста и назад пробегу — ничего произойти вроде бы не может? Не учел, однако, что самолетик-то легкий. Когда я до хвоста добежал — центровка нарушилась, нос задрался, дверь в салон-то и захлопнулась. А открыть ее снаружи без специального ключа невозможно…

Вот такой натюрморт: «Я в салоне «Летучего голландца» с пачкой гигиенических пакетов»…»

Отсмеявшись, я сквозь слезы спросил:

- Ты хоть пописать-то успел?

- А как же! И не только пописать…

* * *

История, рассказанная мамой моей подруги. Работает воспитателем в детском саду (мама).

Все знают лозунги нашего детсадовского детства, типа «тарелка любит чистоту» и т.д.

Обед в вышеназванном учреждении. Раздача тарелок с супом сопровождается детским смехом и шиканьем нянечки (Егоровна). В каждой группе есть ребенок, охочий до еды (Ваня).

Нянечка ушла за очерередной порцией тарелок и из кухни слышит шепелявый Ванечкин писк:

- Еголовна!

- Сейчас…

- Ну Еголовна!!!

- Сейчас иду…

Нянечка подходит к ребенку,

- Еголовна, а можно я жучка не буду есть…

Картина, посередине начисто выскребленной ложкой тарелки лежит свежесваренный ТАРАКАН.

Еголовна в обмороке…

* * *

Манечка была у нее (привычка в смысле) засыпать в троллейбусах, трамваях… Только вот сядет и спит… Так вот едет она, мест возле окна не было, пришлось сесть возле прохода. Как всегда заснула. Рядом сидел мужчина, так она и головку на него. Он, видать, тоже чего-то сонный был. Короче, спят они вместе. Голубки. А в трамваях звоночек такой есть, ну двери когда там закрываются. Так вот ситуация: Звонок, знакомая (думая, что она дома):

- Толик, открой двери.

Мужчина:

- Ты с краю, ты и открывай.

Разбудил их хороший, бодрый ржач. Знакомой пришлось чего-то выйти раньше и не на своей остановке. После этого чего-то не спится ей в общественном транспорте.

* * *

Эта история произошла еще в далекое доперестроечное время. Тогда полным ходом на предприятиях и в учреждениях проводились различные соревнования, спартакиады и прочее. Так вот в Щелковском р-не Московской области проходил турнир по футболу между заводами. В команде одного из завода вратарем был некий слесарь дядя Коля, который когда-то давно попал в аварию на этом заводе (кислотный ожог) и лишился ушей. Мед. комиссия, естественно, в таком виде его на матч никак не выпустила бы, а вместо него ставить было некого. Тогда решили на время матча прикрепить ему бутафорские уши. Все в порядке, началась игра. И где-то во втором тайме игровая ситуация, нападающий сближается с вратарем, сильно бьет и попадает дяде Коле в голову… и у того отлетают уши!!! Говорят, что нападающий доиграть матч уже не смог, было плохо с сердцем.

* * *

Возвращаюсь недавно с работы из Москвы к себе домой в Подмосковье. Еду на экспрессе, автобус идет в крайнем левом ряду. Сзади раздается характерное верещание — кто-то типа крутой требует уступить дорогу. Однако сразу выполнить этот маневр не удается — справа все наглухо забито машинами. Наконец перестраиваемся. Нас обгоняют ментовская машина с включенными мигалками и членовоз с правительственными номерами. Во время обгона из мусоровоза раздается недовольное ворчание по матюгальнику, типа быстрее дорогу освобождать надо. Я сидел недалеко от водителя и поэтому ясно слышал его ответ:

- Я-то, блядь, народ везу, а ты, блядь, его слуг. Так какого хуя я тебе дорогу уступать должен?

Ну почему у водителей автобусов нет громкой связи?

* * *

Сочинение 7-летнего Тараса по теме «Кем я хочу стать когда я буду большим»

Я хочу стать программистом, когда выросту большим, потому что это классная работа и простая. Поэтому в наше время столько программистов и все время становится больше.

Программистам не нужно ходить в школу, им нужно учиться читать на компьютерном языке, что бы они могли с компьютером разговаривать. Думаю, что они должны уметь читать тоже, что бы знать в чем дело, когда все напереполох.

Программисты должны быть смелыми, что бы не пугаться, когда все перепуталось так что никто не разберет, или если придется разговаривать на английском языке по-иностранному, что бы знать, что надо делать.

У программистов должно быть хорошее зрение, что бы видеть сквозь одежду и что бы не бояться секретарш, потому что с ними приходиться работать.

Еще мне нравитса зарплата, которую программисты получают. Они получают столько денег, что не успевают их все тратить. Это происходит потому, что все считают работу программиста трудной, кроме программистов, которые знают, как это просто.

* * *

Вчера своего мужа наконец то уговорила люстру хрустальную купить, дорогууущую (пол года копили). Поехали в магазин, взяли люстру и на крыльях радости домой, по дороге прихватили коньячку (обмыть это дело).

Сели за стол, врезали по 50, потом повторили, ну и говорю, а давай Васек все-таки сегодня повесим, мужик разомлевший, то ли от коньяка, то ли от моего щастья согласился.

Поставили стул, на него табуретку, взгромоздился мой на табуретку, а меня заставил ее придерживать.

Стою щастливая наблюдаю как мой орел под потолком колдует, (а он почему-то в семейных трусняках был), перевожу взгляд ниже, и что я вижу — из этих симпатичных трусиков выкатилось яичко, ну я от умиления взяла и так легонечко дала щелбанчика.

Мой «ГОРДЫЙ ОРЕЛ» как полетит с этой эстакады, вместе с люстрой, которая расколотилась вдребезги, вскакивает и с остатком люстры ко мне подскакивает. Думала убъет, а он говорит:

- Блядь, как током пиздануло, прямо до яиц дошло, хорошо не насмерть!

* * *

Предисловие, которое медики могут сразу пропустить.

Как бы не веселился немедицинский народ над анекдотами про анатомичку, редко кто представляет, о чём на самом деле идёт речь, и на сколько эти шутки не имеют с реальностью ничего общего.

Всем, впервые находящимся в стенах анатомички, объясняются основы работы: например, не показывать локализацию органов на себе (автоматом рука так и просится – сразу где-то на себе ткнуть); или во время ответа орган держать так как если бы он располагался у тебя в организме – преподаватели так иногда и говорят:»Сориентируйте препарат на себе», имея в виду орган, который студент/ка держит лишь бы как. А препараты двадцать лет назад студены держали голыми руками, и если надо было что-то отрыть и показать внутри трупа – естественно тоже, и тонкие резиновые перчатки выдавали кое- как только преподавателям.

И тут надо сказать, что многие человеческие органы, теперь уже препараты, вид имеют крайне неприятный. Обычный человек, напимер, вряд ли определит в серо-коричневой склизкой мокрой тряпке желудок. Так что уже вначале первого курса большинству претендентов на высокое звание советского врача приходилось учиться преодолевать барьер брезгливости.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст


Предыдущий:

Следующий: