№ Может ли существовать наш мир (мир многого, мир вещей) (конце

Примеры философствования (философских рассуждений).

«Задачки» по философии

№ 1. Может ли существовать наш мир (мир многого, мир вещей)? (концепт «мир (многого)»)

Платон (примерно 380 г. до н.э.) Парменид //Его же. Собрание сочинений в 4 т. Т. 2. М., Мысль, 1993 — с. 347

«<Основной элейский тезис>: Как это ты говоришь, Зенон? Если существует многое (многое количество (множество) вещей, мир вещей — К. С.), то оно (множество вещей — К. С.) должно быть подобным (т.к. все это вещи — К. С.) и неподобным (т.к. эти вещи — разные, отличающиеся друг от друга — К. С.), а это, очевидно, невозможно, потом у что и неподобное не может быть подобным, и подобное — неподобным…Значит, если невозможно неподобному быть подобным и подобному — неподобным, то и невозможно и существование многого (нашего мира вещей), ибо если бы многое существовало, то оно испытывало бы нечто невозможное?» (стр. 347)

Задание: Попробуйте вслед за Платоном «опровергнуть» это рассуждение Зенона Элейского и обосновать существование нашего мира «многого» (см. «решение» Платона в диалоге: «открытие» диалектики: <с одной стороны…, с другой стороны…>).

№ 2. Как можно помыслить совпадение абсолютного максимума и минимума? (концепт «абсолютный максимум», «максимальность». «абсолютность»)

Н. Кузанский (1440) Об ученом незнании //Его же. Сочинения в 2-х томах. Т. 1. М.: Мысль, 1979 — с. 51, 54

«Максимумом я называю то, больше чего ничего не может быть. Но такое преизобилие свойственно единому. Поэтому максимальность ( = абсолютный максимум — К. С.) совпадает с единством (= Единым — К. С.), которое есть бытие. (1 аргумент — К. С.) Если такое единство универсальным и абсолютным образом возвышается над всякой относительностью и конкретной ограниченностью (определенностью), то ему ничего и не противоположно по его абсолютной максимальности. Абсолютный максимум есть то единое, которое есть все; в нем все, поскольку он максимум; а поскольку ему ничего не противоположно, с ним совпадает и минимум». (стр. 51)

«Абсолютный максимум пребывает в полной актуальности, будучи всем, чем он может быть, и (аргумент 2 — К. С.) по той же причине, по какой он не может быть больше (например, увеличиваться — К. С.), он не может быть и меньше (уменьшаться — К. С.): ведь он есть все то, что может существовать. Но то, меньше чего не может быть ничего (или то, что не может стать меньше — К. С.), есть минимум. Значит, раз максимум таков, как сказано, он очевидным образом совпадает с минимумом». (стр. 54)

Задание: Согласны ли Вы с тезисом (рассуждением) Н. Кузанского о совпадении абсолютного максимума и минимума? Попробуйте продолжить рассуждение Н. Кузанского и дать собственную аргументацию и некоторую (наглядную) модель в пользу этого тождества.

Ответ Кузанского: продолжение его рассуждения на стр. 54 (Кузанский проводит концептуальный анализ, выделяет две взаимосвязанный идеи в концепте максимума и минимума и «освобождается» от одной из них, после чего (по первой идее) максимум и минимум совпадают; наглядная модель совпадения максимума и минимума — это замыкание бесконечной прямой (где максимум можно отождествить с правой (бесконечной) точкой, а минимум — с левой) в окружность, где максимально правая (максимум) и максимально левая (минимум) точки совпадают).

«Все это для тебя прояснится, если представишь максимум и минимум в количественном определении. Максимальное количество максимально велико, минимальное количество максимально мало; освободи теперь максимум и минимум от количества, вынеся мысленно за скобки «велико» и «мало», и ясно увидишь совпадение максимума и минимума: максимум превосходит все и минимум тоже превосходит все; абсолютное количество не более максимально, чем минимально, потому что максимум его есть через совпадение вместе и минимум» [Об ученом незнании, cтр. 54].

№ 3. Должны ли мы мыслить, что в основе времени (временения, длительности) лежит первичный абсолютный непрерывный поток, который не временится (= не обладает длительностью)? (концепт «первичный поток»)

Э. Гуссерль (1905) Феноменология внутреннего сознания времени //Э. Гуссерль Собрание сочинений. Т. 1 Феноменология внутреннего сознания времени. М., Гнозис, 1994 — с. 130 (Приложение VI: Схватывание абсолютного потока. — Восприятие в четверояком смысле)

«В первичном потоке нет никакой длительности. Ибо длительность есть форма длящегося Нечто, некоторого длящегося бытия, некоторого идентичного во временном ряду, которая функционирует как его длительность. При таких (временных — К.С.) процессах гроза, падение метеорита и т.д. речь идет о единой связи изменения длящегося объекта. Объективное время есть форма «устойчивых» предметов, их изменений и прочих процессов в них. «Процесс» (Vorgang) есть, таким образом, понятие, которое предполагает устойчивость (ср. «процесс (протекания) чего-то» или «(судебный) процесс над кем-то» — К. C.). Устойчивость, есть, однако, единство, которое конституируется в потоке, к сущности которого принадлежит то, что в нем не может быть ничего устойчивого (а это — отсутствие устойчивого — означает, что «длительности» или «временности» как «формы длящего Нечто» у первичного потока нет; ср. с первым предложением отрывка — К. С.)». (стр.  130) <в оригинале: вместо выделенного стоит «который»>.

Задание: Согласны ли Вы с приведенной выше аргументацией Гуссерля о том, что в основе (объективного и субъективного) времени лежит непрерывный первичный поток, который сам не временится (не обладает длительностью)?

Примечание 1: Любой процесс, поток обладает длительностью (временностью). Но как обстоит дело с первичным (абсолютным) потоком. Аналогия: любой процесс можно «измерить» с помощью другого процесса. Возьмем некоторый эталонный процесс, с помощью которого будем измерять (время) длительность других процессов. Вопрос: обладает ли длительностью сам эталон, ведь его нельзя ничем измерить? (Кажется, что мы можем «приложить» эталон к самому себе и тогда его длительность будет измерена (она равна единице), но в данном случае мы совершаем ошибку неразличения «эталона как эталона» и «(измеряемого) процесса, равного эталону», т.е. остается неясным тот же вопрос: какова длительность «эталона как такового» (т.е. эталона, с помощью которого мы измеряем первый эталон и т.д. до бесконечности). Например (пример из мультфильма), мы можем измерить удава в попугаях, но для измерения самого попугая нам нужен другой эталон, а сказать, что длина попугая равна попугаю — уйти от ответа по существу (если спрашивающий не знает, что такое попугай (попугай как эталон): этот ответ годится только в том случае, если на вопрос «а какова длина попугая?» я могу, например, развести руками и показать эту длину, т.е. применить известный (по умолчанию) эталон). Т.е. сам эталон длины собственной длины не имеет, вопрос «какова длина длины?» — бессмысленнен.

Примечание 2 (общее): В каждом рассуждении анализируются специфические предметы (их можно назвать «целостностями»). Они не являются предметами чувственного опыта, а представляет собой идеальные конструкты, которые охватывает (концепты «мир многого», «абсолютный максимум») или в которые погружено все остальное (концепт гуссерлевского «первичного потока»).

Задачник по философии

№ 4. Феномен видения дома. Каким образом человек может видеть дом целиком, если в каждом опыте мы видим только «часть» дома и никакой опыт не дает нам видения «целого» дома? Какой набор трансцендентальных условий необходим для (феномена) видения дома?

Примечание: Ссылки на то, что это знание мы получили от других людей (родителей, учителей) не принимаются. Выше поставленный вопрос формулируется для «первого» человека (Адама), который подобным опосредованным знанием не обладает.

Сравни свой ответ с «ответом» (рассуждением) М. Мамардашвили:

М. Мамардашвили (1989) Как я понимаю философию. М., Прогресс, 1989 (1992) — с. 5 (Предисловие: «Призвание философа (вместо предисловия)» — авт. Ю.П. Сенокосов)

«Существуют предметы и существует еще бытие существующего. На первый взгляд очень странная вещь, указывающая на то, что есть, видимо, еще нечто в мире, что требует своего особого языка, для того, чтобы это нечто «выразить». И этот особый язык… есть метафизика. Или философия, что в данном случае одно и то же. <И дальше он продолжает> (пишет Ю. Сенокосов, автор предисловия к цитируемой книге М. Мамардашвили)

Допустим, что мы видим дом. Но если мы вдумаемся, видим ли мы его в действительности, то окажется, что не видим. То есть мы можем видеть всякий раз лишь какую-то часть дома, в зависимости от выбора точки наблюдения. Это может быть его крыша, та или иная стена, двери и т.д. И тем не менее мы говорим, что видим дом. По смыслу самого термина, по законам существования нашего языка и его мысленных предметов, которые в языке выражаются, где все существует только целиком. И вот то, что мы видим не видя, и есть бытие. Или, как сказал бы Платон, форма или идея. Бытийствуют только идеи, не в том смысле, что существуют бесплотные призраки, называемые идеями, а именно в смысле их существования как бытия существующего. В смысле горизонта возможностей нашего рассуждения о такого рода мысленных образованиях, когда принимается во внимание, что видение стены или угла дома, на основании чего мы заключаем, что видим дом, живет по законам [физиологического, психического — К.С.] восприятия и его научного изучения, а утверждение, что мы видим дом, хотя видим только стены и никогда целиком его не увидим, живет по законам философского понимания» (стр. 5)

№ 5. Феномен восприятия мелодии. Каким образом человек воспринимает «целостность» мелодии? Т.е. как должно быть устроено наше сознание, чтобы оно могло воспринимать именно мелодию как связанную последовательность звуков, не превращая ее ни в «аккорд» (последовательность «схлопывается» в одновременный набор), ни в несвязанный (разрозненный) набор отдельных звуков?

Сравни свой ответ с «ответом» (рассуждением) Э. Гуссерля — Фр. Брентано (обрати внимание на противопоставление (различие) нервной системы и сознания(+ см. мое рассуждение по этому поводу в статье «Знание как сознательный феномен»):

Э. Гуссерль (1905) Феноменология внутреннего сознания времени //Э. Гуссерль Собрание сочинений. Т. 1 Феноменология внутреннего сознания времени. М., Гнозис, 1994 — с. 13—14 (Первый раздел. Учение Брентано о происхождении времени. Пар. 3 Первичные ассоциации)

«Когда, например, звучит мелодия, то отдельный тон не исчезает полностью вместе с прекращением вызвавшего его стимула и, соответственно, возбуждения нерва. Когда звучит новый тон, прошедший не исчезает бесследно, в противном случае мы не могли бы ведь заметить отношение последовательных тонов, мы имели в каждой момент только один тон, и тогда в промежутке до появления второго тона — незаполненную паузу, однако никогда не имели бы представление мелодии. С другой стороны, дело не ограничивается пребыванием представлений тона в сознании. Если бы они оставались неизменными, тогда вместо мелодии мы имели бы аккорд одновременных тонов, или, скорее, дисгармоническое смешение тонов, как мы бы получили, если бы все тоны, которые уже прозвучали, взяли бы одновременно. Лишь благодаря тому, что появляется такая своеобразная модификация, что каждое ощущение тона, после того как исчез вызвавший его источник возбуждения, пробуждает из самого себя подобное представление, имеющее временную определенность, и [лишь благодаря этому], что эта временная определенность беспрестанно изменяется, можно обладать представлением мелодии, в котором отдельные тоны имеют определенное место и свою определенную временную границу. Итак, это общий закон, что к каждому данному представлению естественным [сознательным!! (и в этом смысле неестественным с физиологической (нервной) точки зрения) — К.С.] образом присоединяется непрерывный ряд представлений, из которых каждое воспроизводит содержание предыдущего, однако таким образом, что оно постоянно прикрепляет к новому (представлению) момент прошлого.

Предыдущий: